Нет войне

Я — гражданин России. Моя фамилия имеет татарское происхождение, а в замысловатом коктейле моих кровей есть еврейская и польская — хотя русской, конечно, больше всего, и я привык считать себя именно русским человеком. Я говорю на русском языке и горжусь великой русской культурой. Я люблю Россию — страну, в которой прошли мои детство и юность, страну Мандельштама и Бродского, Лескова и Достоевского, Чайковского и Шостаковича. Я люблю проспекты Санкт-Петербурга и его дворы-колодцы, люблю белые башни Казанского кремля и, конечно, уютные улочки моего родного Нижнего Новгорода. В России живут почти все мои родственники, в том числе мать и сестра, и немалая часть моих друзей. И когда я собираюсь к ним в гости, я всегда говорю себе: «Я поехал домой».

С 2006 года я более или менее постоянно жил в Украине и за это время успел объездить её почти всю — от Луганска до Львова, от Крыма до Чернигова. Я пил коньяк из горла на вершине горы Аю-Даг и прыгал с тарзанкой в Каменце-Подольском, исходил пешком весь исторический центр Львова, купался на знаменитом пляже «Аркадия» в Одессе и восхищался роскошным уманским дендропарком «Софиевка». Моя жена — украинка, её семья (которая и моя семья тоже) живёт в Луганске, за годы жизни в Киеве я обзавёлся множеством друзей и знакомых в этом городе — друзей и знакомых, которые приехали в Киев из всех уголков Украины, от Крыма до Ужгорода. И когда я возвращаюсь в свою киевскую квартиру, я всегда говорю себе: «Я вернулся домой».

Сейчас Россия и Украина уже де-факто находятся в состоянии войны, потому что несакционированный ввод войск на территорию суверенного государства и блокировка украинских воинских частей, да ещё и с выдвижением хамских ультиматумов, — это нападение, как бы ни изощрялись во лжи геббельсы, работающие на российских телеканалах.

Сама мысль о войне между Россией и Украиной вызывает у меня холодный пот. Это чувство сродни тому, что испытывает ребёнок, когда видит, как пьяный отец жестоко избивает мать. Я люблю обе страны, но любому разумному человеку очевидно, что вина всегда на стороне агрессора. Никакие внутренние процессы в Украине не дают России права развязывать войну, тем более что никаких «жертв среди русскоязычного населения» в Украине нет и не предвидится. Но они обязательно появятся в случае начала полномасштабной агрессии со стороны России.

Когда я был в прошлом году в Польше, больше всего меня поразило тотальное неприятие всего русского. Наша экскурсия по Варшаве была в основном прогулкой по местам, где русские казнили, пытали и другими способами подавляли поляков. Тогда это вызвало у меня глухое раздражение; сейчас я вижу рост аналогичных настроений в Украине, и в этом не виноват никто, кроме самой России. Я вижу, как люди, которые сами себя идентифицируют как русские и всю жизнь говорят на русском языке, достают из укромных мест военные билеты и готовятся записываться в добровольцы, чтобы воевать с Россией. Это те самые люди, которых Россия якобы стремиться защитить — и которых ей придётся убивать, потому что они не хотят такой «братской» любви.

Это безумие должно быть остановлено, пока ещё не поздно. Главное, чтобы нашлись те, у кого хватит сил его остановить.

Слава Украине. Слава России. Миру мир. 

Если вам понравился этот текст, не забудьте подписаться на обновления моего блога.

Плюсануть
Поделиться
Показать комментарии