Жизнь во время войны

Вчера стал свидетелем того, как два уважаемых мной человека поругались в Twitter из-за того, что один из них, находясь в Таиланде, в разгар гражданского противостояния в Киеве выложил фотографию овощей и фруктов, купленных на местном рынке, и тем самым, по мнению другого, оскорбил величие момента.

Что бы мы ни думали о масштабах происходящего, революции и войны — а в том, что в Украине сейчас власть воюет с собственными гражданами, не сомневается уже ни один здравомыслящий человек — напрямую затрагивают относительно небольшую часть общества. Да, прямо сейчас десятки и даже сотни тысяч человек по всей Украине выходят на акции протеста. Это — факт. Но в то же самое время миллионы людей, граждан Украины, заняты решением своих повседневных проблем: как пройти испытательный срок на новой работе, как побыстрее добраться из офиса домой, где взять денег, чем накормить семью. И это — тоже факт.

Лучше всего об этом написал великий поэт Уистан Оден в стихотворении Musée des Beaux Arts:

About suffering they were never wrong,
The old Masters: how well they understood
Its human position: how it takes place
While someone else is eating or opening a window or just walking dully along;
How, when the aged are reverently, passionately waiting
For the miraculous birth, there always must be
Children who did not specially want it to happen, skating
On a pond at the edge of the wood:
They never forgot
That even the dreadful martyrdom must run its course
Anyhow in a corner, some untidy spot
Where the dogs go on with their doggy life and the torturer's horse
Scratches its innocent behind on a tree.

In Breughel's Icarus, for instance: how everything turns away
Quite leisurely from the disaster; the ploughman may
Have heard the splash, the forsaken cry,
But for him it was not an important failure; the sun shone
As it had to on the white legs disappearing into the green
Water, and the expensive delicate ship that must have seen
Something amazing, a boy falling out of the sky,
Had somewhere to get to and sailed calmly on.

Или, в переводе Елены Тверской:

Что до страдания — Они не ошибались,
Старые Мастера. Как они знали всегда
Его скромное место; как происходит оно
В то время, как кто-нибудь ест, открывает окно,
или проходит мимо, слоняясь.
Как, покуда старейшие замерли, с трепетом ожидая
Чуда рождения, рядом всегда галдят
Дети, которым не так это важно, коньками перерезая
Лед на глади пруда.
Не забывали Они,
Что и смертная казнь должна знать свое место, происходя
Где-нибудь в грязном углу, или на месте возни
Своры собачьей; где конь палача, подойдя
К дереву, чешет невинный зад.

У Брейгеля на картине «Икар», например, как лениво вокруг
Все отворачивается от катастрофы! Пахарь, услышавший вдруг
Крик над водой, или прощальный всплеск,
Не обратил бы внимания. Солнце, как водится у светил,
Просияло на белых ногах, погружаясь в зеленые волны,
И изящный корабль, тот, что был очевидцем невольным
Чудного чуда — паденья Икара с небес,
К намеченной цели спокойно проплыл.

Эти две реальности существуют параллельно друг с другом, поэтому давайте будем с пониманием относиться к тем моментам, когда одна из них всё-таки вторгается на территорию другой. 

Если вам понравился этот текст, не забудьте подписаться на обновления моего блога.

Плюсануть
Поделиться
Показать комментарии