Культура угнетения

В последнее время регулярно вижу в различных соцсетях ссылки на мерзейший текст некоего Дмитрия Селезнёва под названием «Культура проституирования», причём ссылающиеся (все без исключения — мужчины) зачастую выражают согласие с позицией автора.

Я, как можно вынести из предыдущего абзаца, автора не поддерживаю, но его позиция мне вполне понятна. Это позиция представителя определённой социальной группы, привыкшей угнетать и контролировать другую социальную группу, но в данный момент стремительно этот контроль утрачивающей. Разумеется, я говорю об угнетении женщин, типичном для патриархального строя, к ценностям которого автор апеллирует. Что характерно, в тексте многократно встречаются ссылки на «мораль» и «приличия», что для вдумчивого человека уже само по себе должно быть настораживающим знаком: религия и мораль очень часто являются шторками, которыми прикрываются угнетение и эксплуатация одного класса другим.

Как пишет г-н Селезнёв, «патриархат попросту исключал эксплуатацию женщинами сексуальных инстинктов мужчин». При этом он забывает упомянуть, что ключевой чертой любого патриархального строя было и есть лишение женщины имущественных и политических прав, за счёт чего женщина всю свою жизнь зависела от мужчин: сначала от отца, затем от мужа и, наконец, от собственных детей.

Типичным примером является Древний Рим, историей которого я серьёзно занимаюсь. В Древнем Риме женщина не могла голосовать, избираться на выборные должности и, в общем случае, управлять собственным имуществом (этим всегда занимался pater familias), хотя закон наделял определёнными имущественными правами женщин, родивших трёх или более детей; кроме того, при заключении брака отец или иной опекун женщины мог настоять на внесении права жены на распоряжение частью приданого в брачный контракт. Вдовам закон давал определённый срок на оплакивание мужа, после чего женщина детородного возраста была обязана опять выйти замуж. Женщина не могла сама развестись с мужем, в то время как муж мог развестись с женой в любой момент (при условии полного возврата приданого).

Если вы думаете, что Древний Рим от нас слишком далеко и поэтому не может служить хорошим примером, подумайте ещё раз. Римское общество в эпоху республики и принципата было куда более прогрессивным и либеральным, чем большинство западных стран вплоть до конца XIX века (не говоря уже о том, что именно римское право лежит в основе большинства существующих сегодня легальных систем).

Приведу ещё одну цитату из обсуждаемого текста:

Сексуальность женщины может проявляться лишь по отношению к одному человеку — мужу. Причем, мужу пожизненному. А до свадьбы основная привлекательность девушки для жениха должна заключаться в девичьей добродетельности как ее понимает патриархальный социум: хорошее происхождение, приличная семья девушки, здоровье, скромность, трудолюбие, доброта.

Иными словами, автор относится к женщине как к собственности. Даже критерии «добродетели», которые он перечисляет, были бы вполне уместны при выборе не жены, а собаки, лошади или рабыни (здоровье? трудолюбие? родословная? серьёзно?!).

В чём я согласен с автором, и что неоднократно наблюдал собственными глазами, так это с тем, что сейчас семейные отношения (а если два человека живут вместе, то это уже семья, как ни крути) зачастую принимают форму латентной проституции, когда стороны занимаются обменом сексуальных услуг на материальные блага.

Но причиной этого явления является вовсе не отказ от патриархального строя, а продолжающаяся дискриминация женщин, пусть и в более мягкой форме. Это касается как образования (помнится, доцент Фаддеев на физическом факультете ННГУ открыто заявлял, что женщина не может быть физиком; попробовал бы он сделать такое заявление в нормальной стране), так и работы. Многие работодатели, по крайней мере в частном секторе, не хотят брать на работу молодых женщин, мотивируя это следующим образом: «Она родит ребёнка и уйдёт в декрет, а я её даже уволить не смогу». В результате для немалого количества женщин союз с мужчиной по-прежнему является самым простым способом обеспечить себе высокий уровень потребления. Что, по сути, опять приводит к сексуальной эксплуатации женщин мужчинами.

В завершение хочу сказать, что данная ситуация характерна для стран, где государство либо вообще не проводит антидискриминационную политику, либо проводит её по остаточному принципу. В странах, где государство относится к гендерному неравенству серьёзно — например, в Дании — наблюдается прямо противоположное явление, когда материально независимые женщины совершенно не спешат вступать в сексуальные отношения. Но многим мужчинам это, разумеется, тоже не нравится. 

Если вам понравился этот текст, не забудьте подписаться на обновления моего блога.

Плюсануть
Поделиться
Показать комментарии